Stylepostel.ru

Женский журнал
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Подблюдные песни гадания тексты

Подблюдные песни

Меня удивила песня вот из этого моего поста https://rabota-psy.livejournal.com/1371935.html тем, что смысла в ней никакого не было: каждый куплет совершенно не связан с предыдущим. Решила найти текст в интернете, чтобы понять, что я упускаю. И тут оказалось, что девушки исполняют подблюдные песни. До этого я о них ничего не слышала. Информация мне показалась очень интересной, поэтому делюсь. Текст песен из ролика в конце.

Подблюдные песни — песни, исполнявшиеся в составе святочных, новогодних гаданий. Гадающие, которых должно быть не менее шести, бросали в блюдо с водой какие-то мелкие вещи. Затем блюдо закрывали платком, пели песни, и после каждой подблюдной вынимали фанты по одному. Текст песни и служил предсказанием. Смысл песни в пределах одного подблюдного гадания мог изменяться в зависимости от половозрастных характеристик адресата.

«На пороге сижу,
За порог гляжу»

Для девушки, достигшей брачного возраста, песня предвещает свадьбу, для пожилого человека — смерть.

Тема благополучия и богатства в подблюдных песнях чаще всего связана с образами хлеба и золота, а также с производными от них. Тем же значением в мифопоэтических представлениях наделяются образы каравая, пирога, зерна, снопа, дежи для замешивания теста, квашонки и под. В подблюдных песнях они символизируют и богатство, и увеличение добра, и плодородие, и брак, и рождение ребенка. Почти все из этих благ может сулить песня:

«Мышь пищит, каравай тащит,
Да еще попищит, да другой притащит»

Мотив золота, в ряде подблюдных песен тождественный по значению мотиву хлеба, реализуется в образах злата-серебра, казны, денег, драгоценных камней, бесценной вещи (шуба кузнеца), чудесной щуки и т.п.

Многогранно в подблюдных песнях представлен образ кузнеца, наделенный в народном сознании магической силой и творческо-созидательным характером (в сказках кузнец побеждает черта, Бабу-Ягу, ведьму и других отрицательных персонажей; в играх ряженых перековывает старых на молодых; в свадебной лирике первые кузнецы Козьма и Демьян «куют свадебку»). Поэтому песни, в которых появляется образ кузнеца, сулят удачу, прибыль, свадьбу.

Символика подблюдных песен, предвещающих брак, тесно связана с символикой свадебной обрядности и лирических песен, сопровождающих ее. Одним из основных здесь является образ кольца (символ брака), которое находит девушка или домашние птицы (курочка, кочеток). В большом количестве подблюдных песен используется мотив соединения парных образов, символизирующих жениха и невесту: это и драгоценные камни («Крупен жемчуг со яхонтом, хорош жених со невестою»), и два клубка ниток, и два сцепившихся прутика, и клен с березой, и капустка с кочанком, и грибы (груздок с беляночкой), и птицы (целующиеся голубочки, кур с куркой, сокол с соколинкой), и животные (кот с кошуркой, куна и соболь, бобер с куницею) и т.п. Несомненным источником подблюдных песен о браке является свадебный обряд; разные его этапы отражены в песнях либо прямо, либо иносказательно.

Тема безбрачия в подблюдных песнях раскрывается с помощью одиночных образов девушки, кошечки, колючей сосны или через незавершенность, продолжение того или иного действия («На печке сижу да ошкурки гложу. Еще посижу да еще погложу»; «На печи сижу, сквозь потолок гляжу»; «На загнетке сижу, долги нитки вожу. Еще посижу — еще повожу»). Производимые действия не случайно пространственно связаны с печью, так как в традиционной культуре печь является символом отчего дома, семейного очага. Символом продолжения девичества в песне оказывается прядение («Долги нитки вожу»), являющееся в распределении женского домашнего труда типичным девичьим занятием. В песне «Венички-пошумельнички, еще повисят, еще пошумят» опосредованно нашел отражение свадебный обряд невестиной бани, одним из основных атрибутов которого является банный веник; его невостребованность в сюжете подблюдной песни сулит безбрачие на следующий год.

Тематика разлуки и дороги в подблюдных песнях, означающих набор в рекруты, работу на чужой стороне и подобное, реализуется в образах полотна (одно из символических значений его в народных представлениях — дорога), средств передвижения (саночки-самокаточки), «заиньки-ковыляиньки» или воробья, соответственно бегущего и смотрящего «на чужу сторону».
Мотив ущербности одежды (растрескавшийся сарафан или короткие, дырявые штаны), образы опустившейся на дно квашни, пьяного мужика, одного голубя, не отвечающего на говор другого, в подблюдных песнях предвещают бедность несчастье, вдовство.

В песнях, сулящих смерть, как и в тех, что обещают свадьбу, используются образы, связанные с соответствующей обрядовой сферой: корыто-коробья-колода-гроб, разрывающееся полотно, раскатывающаяся новина (полотно), беленькие чулочки, рушничок на воротах, холодная баня, лошади, везущие бревно, блин на блюдце. Нередко в песнях о смерти встречается образ вороны, которому в традиции приписывалось значение предвестника смерти или несчастья.

В подблюдных гаданиях ведущая роль принадлежит слову, имеющему, особенно в «закрепках» («Кому найдется, тому сбудется, тому сбудется — не минуется»), императивный характер и выполняющему функцию заклинания, сближает этот жанр с колядками и заговорами.
(Источники: http://ethnomuseum.ru/podblyudnye-pesni http://www.woman.ru/relations/astrology/article/88654/ )

Колечко мое посеребренное
Полежи в воде, да на самом дне.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Отплыла лодка, да от берега.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Сидит на перине, считает полтины.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

На печи дежа высоко взошла!
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Куют кузнецы золотые венцы.
Молодой кузнец, скуй и мне венец
На этом венце я обвенчаюсь,
На этом кольце я обручаюсь.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Подблюдные песни

Меня удивила песня вот из этого моего поста https://rabota-psy.livejournal.com/1371935.html тем, что смысла в ней никакого не было: каждый куплет совершенно не связан с предыдущим. Решила найти текст в интернете, чтобы понять, что я упускаю. И тут оказалось, что девушки исполняют подблюдные песни. До этого я о них ничего не слышала. Информация мне показалась очень интересной, поэтому делюсь. Текст песен из ролика в конце.

Подблюдные песни — песни, исполнявшиеся в составе святочных, новогодних гаданий. Гадающие, которых должно быть не менее шести, бросали в блюдо с водой какие-то мелкие вещи. Затем блюдо закрывали платком, пели песни, и после каждой подблюдной вынимали фанты по одному. Текст песни и служил предсказанием. Смысл песни в пределах одного подблюдного гадания мог изменяться в зависимости от половозрастных характеристик адресата.

«На пороге сижу,
За порог гляжу»

Для девушки, достигшей брачного возраста, песня предвещает свадьбу, для пожилого человека — смерть.

Тема благополучия и богатства в подблюдных песнях чаще всего связана с образами хлеба и золота, а также с производными от них. Тем же значением в мифопоэтических представлениях наделяются образы каравая, пирога, зерна, снопа, дежи для замешивания теста, квашонки и под. В подблюдных песнях они символизируют и богатство, и увеличение добра, и плодородие, и брак, и рождение ребенка. Почти все из этих благ может сулить песня:

Читать еще:  Лев с луной в скорпионе

«Мышь пищит, каравай тащит,
Да еще попищит, да другой притащит»

Мотив золота, в ряде подблюдных песен тождественный по значению мотиву хлеба, реализуется в образах злата-серебра, казны, денег, драгоценных камней, бесценной вещи (шуба кузнеца), чудесной щуки и т.п.

Многогранно в подблюдных песнях представлен образ кузнеца, наделенный в народном сознании магической силой и творческо-созидательным характером (в сказках кузнец побеждает черта, Бабу-Ягу, ведьму и других отрицательных персонажей; в играх ряженых перековывает старых на молодых; в свадебной лирике первые кузнецы Козьма и Демьян «куют свадебку»). Поэтому песни, в которых появляется образ кузнеца, сулят удачу, прибыль, свадьбу.

Символика подблюдных песен, предвещающих брак, тесно связана с символикой свадебной обрядности и лирических песен, сопровождающих ее. Одним из основных здесь является образ кольца (символ брака), которое находит девушка или домашние птицы (курочка, кочеток). В большом количестве подблюдных песен используется мотив соединения парных образов, символизирующих жениха и невесту: это и драгоценные камни («Крупен жемчуг со яхонтом, хорош жених со невестою»), и два клубка ниток, и два сцепившихся прутика, и клен с березой, и капустка с кочанком, и грибы (груздок с беляночкой), и птицы (целующиеся голубочки, кур с куркой, сокол с соколинкой), и животные (кот с кошуркой, куна и соболь, бобер с куницею) и т.п. Несомненным источником подблюдных песен о браке является свадебный обряд; разные его этапы отражены в песнях либо прямо, либо иносказательно.

Тема безбрачия в подблюдных песнях раскрывается с помощью одиночных образов девушки, кошечки, колючей сосны или через незавершенность, продолжение того или иного действия («На печке сижу да ошкурки гложу. Еще посижу да еще погложу»; «На печи сижу, сквозь потолок гляжу»; «На загнетке сижу, долги нитки вожу. Еще посижу — еще повожу»). Производимые действия не случайно пространственно связаны с печью, так как в традиционной культуре печь является символом отчего дома, семейного очага. Символом продолжения девичества в песне оказывается прядение («Долги нитки вожу»), являющееся в распределении женского домашнего труда типичным девичьим занятием. В песне «Венички-пошумельнички, еще повисят, еще пошумят» опосредованно нашел отражение свадебный обряд невестиной бани, одним из основных атрибутов которого является банный веник; его невостребованность в сюжете подблюдной песни сулит безбрачие на следующий год.

Тематика разлуки и дороги в подблюдных песнях, означающих набор в рекруты, работу на чужой стороне и подобное, реализуется в образах полотна (одно из символических значений его в народных представлениях — дорога), средств передвижения (саночки-самокаточки), «заиньки-ковыляиньки» или воробья, соответственно бегущего и смотрящего «на чужу сторону».
Мотив ущербности одежды (растрескавшийся сарафан или короткие, дырявые штаны), образы опустившейся на дно квашни, пьяного мужика, одного голубя, не отвечающего на говор другого, в подблюдных песнях предвещают бедность несчастье, вдовство.

В песнях, сулящих смерть, как и в тех, что обещают свадьбу, используются образы, связанные с соответствующей обрядовой сферой: корыто-коробья-колода-гроб, разрывающееся полотно, раскатывающаяся новина (полотно), беленькие чулочки, рушничок на воротах, холодная баня, лошади, везущие бревно, блин на блюдце. Нередко в песнях о смерти встречается образ вороны, которому в традиции приписывалось значение предвестника смерти или несчастья.

В подблюдных гаданиях ведущая роль принадлежит слову, имеющему, особенно в «закрепках» («Кому найдется, тому сбудется, тому сбудется — не минуется»), императивный характер и выполняющему функцию заклинания, сближает этот жанр с колядками и заговорами.
(Источники: http://ethnomuseum.ru/podblyudnye-pesni http://www.woman.ru/relations/astrology/article/88654/ )

Колечко мое посеребренное
Полежи в воде, да на самом дне.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Отплыла лодка, да от берега.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Сидит на перине, считает полтины.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

На печи дежа высоко взошла!
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Куют кузнецы золотые венцы.
Молодой кузнец, скуй и мне венец
На этом венце я обвенчаюсь,
На этом кольце я обручаюсь.
Мы кому поем, мы тому с добром.
Правда сбудется, не минуется!

Новогодние гадания с подблюдными песнями, гадания на Новый год, рождество, святки

Это очень старинный обряд. Проходил он так. Молодые люди обоего пола (иногда — только девушки, но их должно было быть не меньше 6) собирались вечером вместе, брали кольца, перстни, запонки, сережки и другие мелкие вещи и клали их под блюдо вместе с кусочками хлеба (иногда туда помещали так же соль, уголь и глину). Блюдо накрывали чистым полотенцем или салфеткой. После этого собравшиеся пели песню, посвященную хлебу и соли, а потом и другие. Наконец, со словами: «кому вынется, тому сбудется», отвернувшись, из-под закрытого блюда вынимали какой-нибудь предмет, попавшийся первым под руку. Это нечто вроде домашней лотереи. По вынутой вещи и по содержанию пропетой для нее песни и делали предсказание.

Подблюдными песни назывались по той простой причине, что их пели за столом, на котором находилось блюдо. Как правило, каждый стих оканчивался припевом: «слава!»

Слава! Богу на небе слава!
Государю нашему на сей земле слава!
Чтобы нашему государю не стариться, слава!
Его цветному платью не изнашиваться, слава!
Его добрым коням не изъезживаться, слава!
Его верным слугам не измениваться, слава!
Чтобы правда была на руси, слава!
Краше солнца светла, слава!
Чтобы царева золота казна, слава!
Была век полным-полна, слава!
Чтобы большим-то рекам, слава!
Слава неслась до моря, слава!
Малым речкам до мельницы, слава!
А эту песнь мы хлебу поем, слава!
Хлебу поем, хлебу честь воздаем, слава!
Старым людям на потешенье, слава! Добрым людям на услышанье, слава!

Ах, кабы на цветы да не морозы
И зимой бы цветы расцветали;
Ах, кабы на меня да не кручина,
Ни о чем бы я не тужила,
Не сидела бы я подперешися,
Не глядела бы я во чисто юле.
И я батюшке говорила:
«не давай меня, батюшка, замуж,
Не давай, государь, за неровню;
Не мечись на большое богатство,
Не гляди на высокие хоромы;
Не с богатством мне жить — с человеком,
Не в хоромах нужда, а в совете».

Летит сокол из улицы,
Голубушка изо другой,
Слетелися, целовалися,
Сизыми крыльями обнималися.
Да кому мы спели, тому добро;
Кому вынется, тому сбудется,
Тому сбудется, не минуется.

Читать еще:  Гадание по маятнику

Катилось зерно по бархату,
Еще то ли зерно бурмитское.
Прикатилось зерно по яхонту,
Крупен жемчуг с яхонтом,
Хорош жених с невестою.

Уж как вышло пузище нарепище,
Вынесло пузище осьмину вшей,
Осьмину вшей, пол-осьмины вшей.

Идет кузнец из кузницы.
Шубенка на нем худехонька;
Одна-то пола — во сто рублей,
А другая пола — в тысячу.
А всей шубенке цены не ищу.
Цена-то ей у царя в казне,
У царя в казне, в золотом ларце.

Идет кузнец из кузницы,
Несет кузнец три молота.
Кузнец, кузнец, ты скуй венец,
Ты скуй венец и злат, и нов,
Из обрезчиков — золотой перстень,
Из остаточков — булавочку.
Мне в том венце венчатися.

Затем на пол бросали кольцо, наблюдая, в которую сторону оно покатится: если к дверям, то для девушки — близость брака, для мужчины — отъезд. После подблюдных песен выносили воду на двор, и каждая из девиц, отливая немного этой воды под верею (столбы, на которые навешиваются створки ворот), брала в горсть снегу. Приходя в покой, смотрели: какого цвета снег, таков и суженый. Если снег белый — жди доброго жениха; рыжего или красного оттенка — будет любить и нежить; коричневого или черного — муж будет стар и нелюб девушке.

Святки: ритуалы и песни, ряженье, святочные игры и гадания. Подблюдные песни

Новый год, перенесенный Петром I с 1 сентября на 1 января, разделил святки на «святые вечера» 7 января-14 января и «страшные вечера» 14-19 января. Святые связаны с рождеством в народном сознании.

Святки с 25 декабря (7 января) по 6 (19) января. Они сменяли тяжелый 40-дневный пост, когда гуляния были запрещены, а до поста мешали работы в поле.

Новый год, перенесенный Петром I с 1 сентября на 1 января, разделил святки на «святые вечера» 7 января-14 января и «страшные вечера» 14-19 января. Святые связаны с рождеством в народном сознании. Вторая неделя проходила под знаком нечистой силы, ее действие прекращалось с крещением, когда освящалась вода и проч.

В святочный комплекс входят три праздника: Рождество, Новый год, Крещение. Все они состоят из более или менее одинакового набора структурных элементов (за исключением обряда освящения воды, всегда относящегося к последнему празднику).

Различия в составе обрядовой пищи касаются только постного или скоромного вариантов ужина, но обязательное число блюд, традиционная кутья, поведение и обычаи за столом повторяются во всех этапах цикла. Вообще большая часть типично святочных обрядов – кормление кур в обруче, приглашение мороза на кутью, обвязывание деревьев соломой, обход ряженых и всевозможных групп колядующих, гадания – все это либо повторяется в каждом и трех праздников, либо исполняется на один из них.

Потебня считал различия между обычаями Рождества и Нового года несущественными: «сходство обрядов заставляет думать, что зимний языческий праздник продолжался несколько дней, или же – если этот праздник был однодневным – что он распался на несколько частей, приуроченных к нескольким христианским праздникам, но сохранивших первоначальное сходство..». О том, что эти даты воспринимались как единый цикл говорит и народная терминология: Рождество – Новый год – Крещение как «пЭрша кОляда» — «дрУга кОляда» — «трЭття кОляда».

Начнем с характеристики рождественского ужина. Наблюдения Зеленина не оставляют никаких сомнений в том, что рождественский ужин восточных славян некогда представлял собой поминки и был посвящен культу предков. В сочельник перед Рождеством готовили постный ужин из 7-9 или 12-ти блюд. Накануне Нового года готовилось обильное угощение с мясными кушаньями, этот ужин назывался «багата куття», «щедра вечера». Определяющая особенность рождественского ужина – широко распространенные представления о посещении душ умерших предков в этот вечер, все свидетельствует об ожидании гостей с того света и о вере в их присутствие за столом в этот вечер. Многочисленные свидетельства об обычае откладывать первую ложку кутьи или других обрядовых блюд в отдельную миску «для душ, для нищих, для Христа и пр., отчетливо обнаруживает черты акта кормления умерших во время поминальных обрядов. Чаще всего эту отложенную пищу на следующий день отдавали скоту, чтобы скот хорошо велся в хозяйстве. Действия с остатками пищи от рождественского стола или крошками со скатерти напоминают те же формы ритуального кормления: их отдавали скоту, курам, выбрасывали в печь, в колодец, высыпали под забор для птиц, закапывали под фруктовые деревья, хранили до нового посева и примешивали к посевному зерну и т.д. В связи с представлением о приходе гостей с того света существуют и поверия о том, что любой пришедший гость в сочельник – особа священная. По нему гадали о своем благополучии, совершали некоторые магические приемы. Кое-где считалось необходимым одаривать хлебом всех пришедших в дом в этот период, даже на минуту заглянувшего соседа. Идея прихода умерших подготавливала соответствующую атмосферу для встречи и одаривания колядников.

Грели покойников: разжигали огонь во дворе, называли имена покойников.

Блюда: кутья, блины, поминальное пиво(канун),компот из сухих фруктов-озвар. Пекли козули, ими одаривали колядовщиков. Кесаретский поросенок.

Мехоноша нес мешок. Первый шел часто со звездой.

Второй праздник святок — 1 января (Новый год и день Василия Кесаретского) пели с припевом овсень,таусень. Кидали зерно. Виноградье. Поэтический образ, символизирующий плодородие и брачную жизнь. Песни обращены к разным членам семьи особо.

Колядки совершались за святки трижды:

  1. 1 рождественский сочельник
  2. 2 под новый год, в день Василия великого
  3. 3 крещенский сочельник

Ряжение стало игрой, но сохраняет смысл обряда — символику плодородия. Зооморфные маски: бык, конь, коза. Антропоморфные: старик, старуха, покойник. Травестизм. Обязательный ритуальный смех. Пропп: «смех есть магическое средство создания жизни», продуцирующее значение. Сила смеха должна помочь земле в родах. Смех влиял на природу не непосредственно, а через воскресение умерщвленных антропоморфных олицетворений праздника,кот воскресали в травах,злаках.

Игра в похороны и свадьбу, святочные бечсинства. Маски — магия продуцирующего типа (Пропп).

Бахтин. Народный смех связан с материально — телесным низом. Смех снижает, материализует. Освобождение смеха и тела.

Ивлева. Сейчас для баловства, раньше же было обязательно. Обряд был.

Языки ряжения:

  • — Изобразительный (костюм, маска)
  • — Вербальный диалоги
  • — Музыкальный или звуковой.
  • — Действенный или хореографический

Ряжение как обрядовое действие:

  • — Изменение окрутником собственной внешности до неузнаваемости
  • — Переодевание в особую ритуальную одежду

Результат подобного преображения

Ряженье как прием игрового перевоплощения и ряженье как способ достичь некоторого магического статуса( обмануть злые силы, отвести порчу(невеста))

Ряжение входит в состав обрядов разного типа и между ними соответствующим образом устанавливается внутренняя связь. Игры с покойником, попы в намеренно приниженном виде. Вне контекста это может произвести впечатление пародии, но в составе ритуала — нет. Перевернутость — один из принципов ряжения, обосновывается мифологически,а не как развенчание церковного обычая. Заданы параметры другого мира мифологическим представлением о нем как об антимире.

Читать еще:  Гадание на картах это грех

Колядование относится к типу обходных магических обрядов. Основной структурной схемой их является: посещение домов с определенной целью и получение даров от хозяев дома. Для описания обходных обрядов важно следующее:

  • l кто исполняет обход
  • l календарные сроки обхода
  • l есть ли и какого характера вербальная часть обряда
  • l есть ли и какого характера акционная часть обряда
  • l есть ли и какого характера обрядовые символы
  • l чем одаривают визитеров
  • l отношение хозяев к посещению.

Итак, ходила колядой так называемая «молодяжка», т.е. незамужние девушки и неженатые парни. Половозрастная организация. Желают удачи в браке —плодородие человека связано с плодородием земли.

Зимнее колядование характеризуется обязательным включением в традиционную схему обряда текста в песенном или речитативном исполнении. Как обязательный компонент обряда текст занимает в нем определенное место, подчиняясь строгим правилам развития обрядовых действий, которые условно можно сгруппировать, выделяя три основных этапа:

  1. 1. Приближаясь к дому, колядующие исполняли сначала так называемые «надворные» или «подоконные» песни или приговоры, в которых описывался путь, пройденный колядующими до дома хозяина. а также содержалось обращение к хозяину и просьба разрешить колядовать.
  2. 2. После того, как разрешение получено, колядующие входили в дом (иногда оставались под окнами) и начинали колядовать, адресуя специальные величания всем членам семьи.
  3. 3. В заключительной части обряда исполнялись короткие благопожелательные куплеты и формулы, содержащие просьбу о вознаграждении, кроме того иногда после получения дара произносились еще и благодарственные приговоры. Если хозяева по каким-то причинам отказываются одаривать колядующих, те вправе наслать на негостеприимных принимающих проклятья.

Традиция колядования существует и у западных, и у восточных, и у южных славян. В науке существует гипотеза, по которой колядующие изображают умерших предков, приходящих за своим угощением. Об этом свидетельствует описание пути в начале колядки – это описание, обычное для описания пути умершего на тот свет или обратно.

В колядке сюжет и рефрен отличается в зависимости от территории.

Сюжет:

  1. 1 зачин
  2. 2 описание места
  3. 3 пожелание
  4. 4 просьба о награде
  5. 5 финальная часть: проклятие или же величание

Предположение: колядующие — символизируют умерших предков,которые пришли получить свою часть на трапезе.(описание долгой дороги Колядки- магическая сила слов. Виноградье — обращение к девице. Овсень и колядка — к хозяину. Пространство другое. После пропевания виноградья обычно начинался свадебный обряд.

Вечорки. Собирались с покрова св.Богородицы 14октября — уже заканчивались работы в поле.

Беседы: форма досуга девушек. Шать, ватага — сообщество парней.

Гадания.Чистые и нечистые. Первые — гадания жребия, вторые ориентированы на зрение и слух. Ходили за тихой водой. Клали под голову пояс. Петух.

Подблюдные песни сопровождали гадания. Например крутили блюдце, вытаскивали кольцо из крупы и т.д

Пропп «аграрные праздники». Кутья-зерно. Каша — элемент почти всех праздничных столов. Продуцирующий обряд. Яйца, ягоды — то же. Смерть не есть небытие. Покойников надо умилостивить, чтобы был урожай и плодовитость. Но после летнего солнцеворота уже не надо: земля в расцвете сил. Козули и т.д — плодородие или плодовитость. Тесто — универсальный материал для творения. Много напек — много будет.

РЯЖЕНИЕ воспринималось во многих местах как дело греховное и опасное. Как правило, в страшные маски «нечистиков» и «покойников» рядились лишь мужчины, реже — бойкие женщины, но не девушки и не дети. По данным, собранным на Русском Севере, сами участники обрядов и игр редко соглашались на эти роли добровольно, предпочитая бросать жребий. По прошествии праздника все принимавшие участие в РЯЖЕНИИ должны были пройти обряд церковного очищения или искупаться в проруби, окропить себя святой водой и так далее.

У западных славян и на западе украинско-белорусских областей был известен обычай рядиться в предрождественский период, изображая христианских святых. Накануне дня соответствующего святого по домам ходили ряженые, изображавшие «Варвару», «Люцию», «Николая». Женские фигуры обычно были закутаны в белое покрывало, лицо скрыто платком или распущенными волосами, в руках гусиное крыло или метла, веретено, палка, нож. Они делали вид, что подметают в доме или проверяют, сколько пряжи напряли хозяйки дома (Макошь).

Поведение ряженых сводилось к нескольким стереотипным действиям: они старались испугать своим видом, угрожали хозяевам и детям; гонялись за девушками и приставали к ним; некоторые маски сохраняли полное молчание или издавали неясные звуки, другие разговаривали неестественно высокими или очень низкими голосами. Ряженые и сопровождавшие их участники часто разыгрывали сценки «умирания» или намеренного «убиения» животного. Некоторые антропоморфные ряженые выполняли действия обрядового очищения дома (обметали углы дома или обливали присутствующих водой) или проверяли соблюдение хозяевами дома норм обрядового поведения (подметено ли в доме в определенные дни, убраны ли орудия ткачества, приготовлены ли к празднику обрядовые блюда и т.п.).

Нередко они намеренно демонстрировали свое «антиповедение»: вели себя буйно, шумели, старались забить огонь в печи, разлить воду в доме, обсыпать домочадцев пеплом или вымазать их сажей, украсть что-либо из вещей (см. Кража). К числу обрядовых бесчинств, которые дозволялись ряженым в определенные календарные сроки, можно отнести похищение хозяйственной утвари и пахотных орудий, затыкание трубы, подпирание дверей с внешней стороны дома и т. п.

К весенне — летнему периоду (Юрьеву дню, Вознесению, Троице, Ивану Купале) приурочены обряды вождения ряженого, главным элементом наряда которого служила зелень — ветки деревьев, цветы, венки. Особенностью их было участие одного (реже — двух) главного ряженого, которого вели остальные участники процессии. Такими персонажами, полностью скрытыми под зеленым нарядом или имевшими лишь венок на голове (как единственный знак ряжения), были у восточных славян «Куст», «Тополя», «Весна», «Русалка»; у западных славян — «Троицкий король» или «Король и королева»; у южных — «Зеленый Юрий», «додолы», «пеперуды». Этих ряженых водили по дворам (в дома они обычно не заходили), либо с ними шествовали по селу, выходили за границу села, обходили вокруг полей. Центральный персонаж двигался первым или его вели под руки сопровождающие. Лицо было закрыто платком, волосами, зеленью венка, высокой конусообразной корзиной, густо утыканной ветками. Хозяева старались щедро одарить ряженого, облить его водой, потанцевать с ним для обеспечения себе хорошего урожая.

В завершение свадьбы, а также во многих обрядовых играх устраивалось пародийное венчание ряженых «жениха» и «невесты» с участием «попа», «дьяка», «родителей новобрачных» и других персонажей.

24.11.2016, 2138 просмотров.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector