Stylepostel.ru

Женский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Есть молиться любить похожие книги

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • MY English (25)
  • 2019 (9)
  • ПОЛИглинка (1)
  • 2019 (0)
  • MY HOME (155)
  • АВвв-то (6)
  • Аксессуары (273)
  • вегетарианство (105)
  • вкусно (238)
  • Волшебство (64)
  • Симорон (18)
  • ГИПС (4)
  • гра-ФИ-ка (128)
  • Декупаж (10)
  • Для компа (9)
  • Для мужчин (33)
  • Домашняя косметика (99)
  • Журналы (9)
  • ЗаГород (35)
  • ЗВУКИ МУ (10)
  • Игрушковое (88)
  • ИСтории (82)
  • И_де _я! (17)
  • Йога (29)
  • К Новогодью (73)
  • КИНО (9)
  • Кожатое и с ним (1)
  • котейковое (28)
  • Крючок (400)
  • Лоскутики (31)
  • МОЁ (16)
  • молитвы (4)
  • Мудрые мысли (201)
  • На здоровье! (158)
  • переделкино (31)
  • Платья крючком (83)
  • ПроЛИРУ (9)
  • психология (45)
  • путешествия (30)
  • Работа (87)
  • Ретро (4)
  • Рисовалка (6)
  • РИСУрок (5)
  • Рукотворческое (117)
  • складовочка (86)
  • Скрапб (3)
  • Спицы (219)
  • Стилистика (69)
  • Стилистика (4)
  • Стиль жизни (3)
  • Танго (5)
  • технология (87)
  • ФОТО-О-О- (45)
  • Чи-Тай-Ка (4)
  • ШьемС (96)
  • Эзотерика (104)
  • Эконом-Плюшкино (6)
  • Я сделаю это (42)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Интересная серия книг Ешь,молись, люби

Среда, 07 Мая 2014 г. 13:28 + в цитатник

Интересная серия книг

Друзья, навернака многие из Вас слышали о романе Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить», кто-то его читал, кто-то смотрел фильм. Я отношусь к последним — посмотревшим, но вот решила добраться и до книги. И что я обнаружила? Что уже вышла целая серия книг «Есть, молиться, любить» разных авторов, но примерно на эту тему!

Если кому интересно, то вот названия книг и их описания)))

Город, словно постоянно захлебывающийся набегающей волной. Город, превращенный в миф. Город, который мы видим глазами восторженных туристов — с парадного фасада.

Уроженке Лондона, молодой английской писательнице с индийскими корнями по имени Бидиша, чей дневник станет для вас своего рода путеводителем, довелось столкнуться с Венецией реальной.

Вместе с ней по широким каналам и узеньким змеящимся улочкам, по заполненным многоликой толпой площадям и таинственным залам старинных палаццо, по ступеням древних лестниц и пролетам мостов вы отправитесь на поиск тайн, секретов и загадок города Любви

Остроумно и изящно описывает Бидиша свое знакомство со сливками венецианского общества на светских вечеринках, делится удовольствием от поедания крошечных местных пирожных в маленьких венецианских кофейнях, берет вас с собой на ежедневные утренние пробежки, рассказывает о грубости и предрассудках здешнего общества, скрытых под маской внешней воспитанности и утонченности.

Совсем немного времени понадобилось страстной мечтательнице и любительнице приключений Карин Мюллер, чтобы понять, что бродить с рюкзаком по неизведанной земле ей нравится намного больше, чем сидеть в пыльном офисе. А если решение принято — нужно действовать. И совсем юная, очень самоуверенная, но при этом по-настоящему отважная американка отправляется в экстремальное путешествие по Вьетнаму.
За семь месяцев ей предстоит четыре раза пересечь страну, проделав путь от дельты Меконга до китайской границы, пройти, проехать и проплыть 6400 миль на велосипеде, мотоцикле, поезде, автобусе, грузовике, буйволе, лошади, моторной лодке, самолете, бамбуковом каноэ и на своих двоих. А также выучить 1800 вьетнамских слов, 42 часа прождать попутки, 52 раза починить мотоцикл, узнать на себе, каковы в быту маленькие, но очень неприятные попутчики в виде москитов, клопов, пауков, муравьев, пчел, клещей, блох и сороконожек.
Карин Мюллер также придется сменить 134 гостиницы, пережить 14 арестов и одну депортацию за пределы страны, познакомиться с четырьмя детенышами леопардов, одним детенышем гиббона и одним весьма недружелюбным орлом, купить 23 неограненных рубина, съесть 429 тарелок супа, 8 фунтов водорослей и выпить бессчетное количество чашек зеленого чая, пять раз простудиться, напороться на бамбуковую палку, переболеть лямблиозом и цингой и написать об этом замечательную книгу, которая предлагается вашему вниманию.

Понадобилось целых 12 лет, чтобы задуманное Карин Мюллер путешествие в сердце могущественной древней империи инков стало реальностью. Ее мечта, протянувшаяся красной линией в три тысячи миль, нарисованной несмываемым маркером на карте Латинской Америки, наконец осуществилась. Там, у самой границы Колумбии, Карин Мюллер вступила на Высокую тропу инков — на тот путь, который связывал отдаленные концы прославленной империи, уничтоженной испанскими конкистадорами.
Узнав легенды инков, затаившиеся среди рисунков на искусно высеченных плитах руин Куско и в глубинах зрачков современных индейцев отавало, Карин Мюллер сделает из своего приключения главный вывод о том, что «учебники истории врут: империя инков никогда не была завоевана, она живет и процветает».

Путешествия, как известно, бывают разные. Приятные и не очень. А еще — просто кошмарные. Это когда наши мечты о прекрасном и таинственном тропическом острове, затерянном где-то в лазурных просторах Тихого океана, оказываются совсем не похожими на реальную действительность.
В свои двадцать шесть лет автор этой полной юмора и безудержного оптимизма истории Маартен Троост решает, что ему окончательно опротивели каменные джунгли современного мегаполиса, берет в охапку свою подружку Сильвию, упаковывает в чемодан шлепанцы, панаму, шорты и отправляется на Тараву — тихоокеанский остров в составе республики Кирибати.
Как встретила городскую парочку желанная обетованная земля и так ли хороша оказалась на самом деле жизнь на экзотическом острове, вы узнаете, дочитав до конца эту уморительно веселую, а местами — очень грустную историю о двух бесстрашных путешественниках, совершенно не намеревавшихся заниматься экстремальным туризмом.

Непревзойденная танцовщица Тамалин Даллал — «гуру» всех женщин мира, занимающихся танцем живота. Она отправляется в путешествие по самым загадочным мусульманским местам Азии, чтобы понять душу танца и усовершенствовать свое мастерство. Восточный колорит, чарующий танец, множество жизненных историй, сплетающихся в один пестрый ковер.

Вам откроют свои тайны:

— Банда-Ачех (Индонезия),
— Оазис Сива (самое сердце Сахары),
— Занзибар (архипелаг в Индийском океане, у берегов Танзании),
— Иордания (арабское государство на Ближнем Востоке),
— Синьцзян (самая западная провинция Китая).

Американская семья (муж, жена и двое детей) балансирует на грани развода. Чтобы избежать этого, они принимают весьма нетривиальное решение. Семья намерена сплотиться для того, чтобы вместе противостоять трудностям. А так как на любимой родине с настоящими трудностями большие проблемы, то в качестве страны, которая славится своими экстремальными условиями проживания, они выбирают Италию, а точнее, ее Лигурийское побережье.
Что значит «экстрим по-итальянски» в понимании настоящих американцев, вы узнаете, прочитав эту книгу.

Однажды утром Карин Мюллер осознала, что в свои 34 года, перепробовав десятки профессий, объездив множество стран, изучив шесть языков и окончательно забыв три из них, перебрав все существующие хобби, она потеряла интерес к жизни и вновь оказалась на перепутье. И тогда из-за страстного увлечения борьбой дзюдо у нее возникла идея отправиться на год в полную тайн Японию для того, чтобы отыскать то состояние, которые японцы именуют «Ва». Этим иероглифом они обозначают процесс достижения гармонии с миром и окружающими.
Неутомимая путешественница и по-хорошему авантюристка, Карин Мюллер отправляется в Страну восходящего солнца, чтобы примерить на себя роль «настоящей японки». Она находит человека, согласившегося стать ее сэнсэем — проводником по загадочному миру Японии. И путешествие начинается.
Вот только сумеет ли Карин Мюллер заполучить для себя кусочек вожделенной «Ва»? Удастся ли ей понять душу японцев и вписаться в это достаточно закрытое от мира и очень традиционное общество? Изменится ли ее отношение к Японии и японцам?
Книга Карин Мюллер признана читателями всего мира одним из самых интересных, необычных и увлекательных повествований о Стране восходящего солнца.

Читать еще:  Сколько лет учатся в музыкальной школе

Новый взгляд на книгу, положенную в основу известного голливудского фильма с Джулией Робертс в главной роли!
Элизабет путешествует по Италии. но кто познакомит ее с жизнью «города городов» — бессмертного Рима?
Конечно, итальянский красавец Лука!
Он — истинный римлянин, знаток и эксперт в области итальянской кухни, ценитель хорошего вина и прекрасных женщин, страстный футбольный фанат. Машинам он предпочитает мотороллер, устрицам — спагетти, виски — настойку лимончелло, блондинкам — брюнеток, а шуткам о политике — шутки о сексе.
Но, прежде всего, он — настоящий друг и истинный джентльмен, готовый приложить все усилия, лишь бы Рим стал для Элизабет вторым домом!

Кармен Майкл объехала весь мир и думала, что уже ничто не сможет ее удивить. Но, оказавшись в Рио, она поняла, что ошибалась. Город, в который она собиралась всего на несколько дней, затянул ее в свои сети на целый год, а приключения начались прямо в аэропорту. Родео, карнавалы, зажигательная самба и бразильские мачо закружили Кармен в водовороте ярких красок и впечатлений. Ей удалось войти в круги местной аристократии, а потом опуститься на самое дно, в трущобы, и своими глазами понять многогранность жизни в Бразилии.

Эта книга о бесшабашной жизни и о том, что мы узнаем о самих себе, оказавшись в чужой стране без денег и в полном одиночестве.

Элизабет Гилберт — Есть, молиться, любить

Запомните на будущее: мужчины просто обожают, когда им задают такие вопросы.

Дело в том, что я привязалась к Дэвиду, как к наркотику (в свою защиту скажу, что он сам поощрял это, будучи, если можно так выразиться, роковым мужчиной). Теперь же, когда он стал уделять мне меньше внимания, я жила в предвидении легко предсказуемых последствий. Болезненная привязанность непременно сопровождает все истории об отчаянной любви. Все начинается, когда предмет обожания дарит тебе головокружительную, галлюциногенную дозу чувства, о котором ты не смела и помышлять, — это может быть, к примеру, эмоциональный коктейль из неземной любви и ошеломляющего восторга. Вскоре без интенсивного внимания уже не обойтись, и тяга превращается в голодную одержимость наркомана. Когда наркотик отнимают, человек заболевает, сходит с ума, испытывает эмоциональное опустошение (не говоря уж о ненависти к дилеру, который подсадил тебя на эту дрянь, а теперь отказывается давать ее бесплатно, хотя ты точно знаешь, что она спрятана где-то рядом, ведь раньше тебе ее давали просто так). Следующий этап: ты сидишь в углу, исхудав и дрожа, готов продать душу и ограбить соседей, лишь бы еще раз испытать тот кайф. Тем временем предмет обожания начинает испытывать к тебе отвращение. Он смотрит на тебя так, будто видит в первый раз, — этот взгляд уж никак не может быть обращен к той, к кому он когда-то питал возвышенные чувства. И самое смешное, разве он в этом виноват? Посмотри на себя. Ты превратилась в жалкую развалину, саму себя не узнать.

Вот и все. Последняя стадия отчаянной любви — полная и жестокая деградация собственного Я.

То, что сейчас я так спокойно об этом пишу, еще раз доказывает, что время лечит. Когда все это происходило, я была отнюдь не так спокойна. Потерять Дэвида сразу после того, как развалился мой брак и террористы напали на мой город, как раз в то самое время, когда бракоразводный процесс принял самый мерзкий оборот (мой друг Брайан как-то сказал, что мой развод был похож на «ужасную автомобильную аварию, которая происходила каждый день в течение двух лет»)… все это было слишком.

Днем нам с Дэвидом по-прежнему было весело и хорошо вместе, но по ночам я казалась себе единственной выжившей после ядерной зимы. Он отодвигался от меня — в прямом смысле, и с каждым днем все сильнее, как будто я была заразная. Я боялась ложиться спать, как заключенный боится спускаться в камеру пыток. Рядом со спящим Дэвидом, таким прекрасным и недоступным, меня затягивал водоворот панического страха одиночества. В моем воображении рисовались мельчайшие подробности собственного самоубийства. Каждая клеточка тела причиняла боль. Я казалась себе примитивным пружинным механизмом, который поместили под гораздо большее давление, чем он способен выдержать, и который вот-вот взорвется, уничтожив все вокруг. Я представляла, как руки и ноги отскакивают прочь от тела, чтобы быть подальше от вулкана безрадостности, в который я превратилась. По утрам Дэвид находил меня на полу рядом с кроватью: я тревожно спала, свернувшись на груде полотенец, как бездомная собака.

«Ну что еще?» — обычно спрашивал он с видом человека, которого окончательно достали.

За это время я похудела килограммов на пятнадцать.

Ho все же в те несколько лет со мной происходило не только плохое…

Известно, что Бог никогда не захлопывает дверь у тебя перед носом, не открыв при этом коробку шоколадных конфет (или как там в пословице[3]), поэтому на общем депрессивном фоне были и радостные события. Во-первых, я наконец начала учить итальянский. И нашла своего духовного учителя, гуру из Индии. И старик-индонезиец, хилер с Бали, пригласил меня приехать к нему погостить.

Объясню все по порядку.

Моя жизнь начала налаживаться, когда в начале две тысячи второго года я съехала от Дэвида и впервые в жизни нашла собственную квартиру. Она была мне не по карману, ведь мне по-прежнему приходилось платить за огромный дом в пригороде, в котором никто уже не жил и который мой муж запрещал продавать, да и услуги адвокатов и психоаналитиков обходились недешево. Но для выживания мне было просто необходимо иметь собственную, хотя бы и однокомнатную, квартиру. Она казалась мне чем-то вроде санатория, восстановительной клиники, где состоится мое выздоровление. Я выкрасила стены в самые теплые цвета и каждую неделю покупала себе цветы — как будто навещала саму себя в больнице. Сестра подарила на новоселье грелку (чтобы не было одиноко в холодной постели), и я спала, прижав ее к сердцу и держа так бережно, как спортсмен — сломанную руку.

Читать еще:  Стильный джемпер для девушки вязание спицами

Мы с Дэвидом расстались насовсем. Или не совсем насовсем. Трудно припомнить, сколько раз мы расставались и воссоединялись за эти месяцы. У нас образовалось нечто вроде ритуала: я уходила от Дэвида, ко мне возвращались силы и уверенность, а потом его прежняя страсть вдруг вспыхивала с новой силой (когда он видел, какой сильной и уверенной я снова стала). Уважительно и рассудительно мы обсуждали, не стоит ли нам «попробовать снова», и каждый раз придумывали новый, вполне здравый план, как преодолеть нашу очевидную несовместимость. Мы твердо вознамерились решить эту проблему. Ведь разве бывает такое, что двое людей, настолько влюбленных друг в друга, не могут жить долго и счастливо? Не может быть, чтобы у нас ничего не вышло. Просто не может. Воссоединившись и вдохновившись новыми надеждами, мы проводили вместе несколько самозабвенно счастливых дней. Иногда даже недель. Но в конце концов Дэвид опять замыкался в себе, а я начинала требовать его внимания (или наоборот — я липла к нему, а он уходил в себя: так мы и не выяснили, что за чем следует), и мое сердце снова было разбито. А Дэвид уходил. Он был моей приманкой и отравой.

Когда мы все же были в разлуке, я старалась научиться жить одна, хоть это и было нелегко. В результате такого опыта мой внутренний мир начал меняться. Мне стало казаться, что я вот-вот буду самостоятельной, хотя жизнь моя по-прежнему напоминала массовую аварию на переполненном шоссе в период отпусков. В те минуты, когда мне не хотелось покончить с собой из-за развода или расставания с Дэвидом, меня бесконечно радовало, что у меня вдруг стало появляться свободное время и возможность им распоряжаться. И тогда я задавала себе совершенно новый для меня вопрос: «Чем ты хочешь заняться, Лиз?»

Обычно я даже не осмеливалась ответить на него — меня по-прежнему терзали угрызения совести, что я сбежала от мужа, — но мне было приятно, что он вообще возник Когда наконец я стала задумываться, чем бы мне действительно хотелось заняться, я делала это очень осторожно, позволяя себе формулировать только мелкие, неглобальные желания. К примеру.

Я хочу заняться йогой.

Я хочу уйти с вечеринки пораньше, вернуться домой и почитать книжку.

Я хочу купить себе новый пенал.

Но одно странное желание присутствовало всегда, когда бы я ни задавала себе этот вопрос: Я хочу выучить итальянский.

Много лет я мечтала выучить итальянский. Этот язык прекраснее, чем розы. Но моему желанию не находилось практического оправдания. Не логичнее было бы вспомнить французский или русский, ведь их я уже учила несколько лет назад? Или выучить испанский, чтобы лучше понимать своих сограждан-американцев? Зачем мне итальянский? Не собралась же я переезжать в Италию. Выучиться играть на аккордеоне и то практичнее.

Но неужели все, что мы делаем, должно иметь практическую цель? Много лет я пахала, как прилежный солдатик, — работала, писала, всегда укладывалась в сроки, заботилась о близких, держала в порядке зубы и исправно платила по кредиту, голосовала и т. д. и т. п. Неужели вся наша жизнь — это всего лишь обязанности? Неужели в эту темную пору неудач, когда я чувствую, что лишь изучение итальянского способно принести мне радость, мне нужно какое-то иное оправдание? И не такая уж это неперспективная цель — изучение языка. Вот если бы в тридцать два года я решила стать прима-балериной нью-йоркского балета, это вызвало бы сомнения. Но выучить язык — вполне возможно. И вот я записалась на курсы «непрерывного образования» (другими словами, в вечернюю школу для разведенных). Друзья очень смеялись. Мой друг Ник спросил: «Почему итальянский? Ты, наверное, думаешь, что Италия снова вторгнется в Эфиопию,[4] на этот раз успешно, и тогда можно будет похвастаться знанием языка, на котором говорят в целых двух странах!»

Но я любила этот язык. В нем каждое слово было как пение соловья, как волшебное заклинание, как тающая во рту конфета. После занятий я бежала домой под дождем, наливала горячую ванну и лежала в пене, читая вслух итальянский словарь и забывая о тяжелом разводе и своем ноющем сердце. Произнося слова, я смеялась от восторга. Я называла телефон ильмио телефониньо («мой милый маленький телефончик»). Я стала одной из тех, кто раздражает всех своих знакомых, говоря на прощание чао. Только моим знакомым не повезло еще больше: ведь я к тому же объясняла, откуда произошло это слово. (На всякий случай скажу и вам: это сокращение от фразы, которую средневековые венецианцы произносили в интимных ситуациях: «Sono il suo schiavo», или «Я твой раб».) Уже произнося эти слова вслух, я чувствовала себя желанной и счастливой. Адвокат по разводам говорила, что беспокоиться нечего; у нее была клиентка из Кореи, которая после ужасного развода сменила имя на итальянское, чтобы снова почувствовать себя желанной и счастливой. Да как знать, может, я и в Италию перееду…

Рецензия Мария Ковалева на книгу Есть, молиться, любить

Есть, молиться, любить

Купить книгу в магазинах:

Лиз Гилберт отправляется в путешествие в Италию, Индию, Индонезию, чтобы обрести себя и найти радость там, где не ждешь. Роман «Есть, молиться, любить» стал бестселлером и в России, и во всем мире. Эта позитивная, жизнеутверждающая и захватывающая книга подарила вдохновение миллионам читателей.

Бог в каждом из нас

Для начала, это автобиография. Элизабет написала книгу об очень тяжелом и, наверное, ключевом периоде в ее жизни. Представьте, вам 30 лет, вы живете в Нью-Йорке со своим мужем и только что купили прекрасный дом. Днем вы успешная высокооплачиваемая журналистка, а по ночам — рыдающая в ванной, худая, изможденная женщина, которая недавно поняла, что не хочет детей и вообще не хочет жить в браке. Что бы вы сделали?

Элизабет ушла. За что я ее безмерно уважаю.

После начался бракоразводный процесс, очень тяжелый и долгий. Плюс к этому, дела идут плохо со своей новой любовью. Отсюда депрессия, таблетки, а впрочем. Зачем я рассказываю? Эмоциональное состояние женщины в такой период и так нетрудно представить.

И вот она решила спасти себя сама. А для этого отправилась в путешествие. Искать наслаждение в Италии, веру в Индии и гармонию в Индонезии. Об поисках и есть книга.

По сути, здесь нет ничего очень увлекательного. В Италии Элизабет ест много макарон (да просто много и вкусно ест) и учит итальянский язык. Просто потому что он ей нравится. Ведь не у всего должно быть практическое применение? Что-то можно делать просто для удовольствия. В Индии она молится, занимается йогой и медитирует в ашраме. Логично, что придется много читать про йогу и медитацию, а далеко не всем это интересно. К счастью, молится писательница не тому Богу, о котором рассказывают в церкви, а ищет своего внутреннего Бога. Это огромная разница и в процессе поиска она пришла к множеству мудрых мыслей, которыми делится с читателем. В Индонезии Элизабет не делает ничего. Общается с местными и встречает новую любовь (и будущего мужа, хихи).

Читать еще:  Юлия джумм книги

И все. Ни тебе закрученных любовных историй, ни детектива, ни хоррора. Девушка ест, молится и размышляет. Этого достаточно, на самом деле, для хорошей книги. Это автобиография. Это исповедь.

Устала убеждаться, что ожидания от книги очень влияют на то, какие эмоции мы получим после прочтения. Многие читатели предъявляли роману претензии в том, что он не помогает найти себя. А он и не должен! По-моему, глупо предполагать, что среднестатистическая русская женщина сможет применить на себе опыт успешной американки, объездившей много стран и много повидавшей. Не в обиду никому, просто факт. И это не справочник по психологии, и не самоучитель счастливой жизни. А просто рассказ. Восторгаться, на мой взгляд, в книге нечем. Но и пинать ее я бы не стала.

» — Но как можно исправить этот безумный мир?

— Никак — Кетут рассмеялся, но добродушным смехом. — Такова природа мира. Такова судьба. Думай лишь о том, как самой не сойти с ума, — постарайся достичь мира в своей душе».

Есть, молиться, любить

— Спокойной ночи, дорогая Лиз, — говорит он.

— Виопа notte, caro mio, — отвечаю я.

Я в одиночестве поднимаюсь на четвертый этаж. Одна вхожу в свою маленькую студию. Закрываю дверь. Меня ждет очередная одинокая ночь в Риме. Долгий сон в пустой кровати в компании итальянских разговорников и словарей.

Я одна, совсем одна, одна-одинешенька.

Мысль об этом заставляет меня выронить сумку, опуститься на колени и прикоснуться к полу лбом. И там, на полу, я обращаюсь ко Вселенной с искренней молитвой благодарности.

И в довершение, чтобы уж наверняка, — на санскрите.

Раз уж я стою на коленях, позвольте перенести вас на три года в прошлое — в то самое время, когда началась эта история. Оказавшись там, вы обнаружили бы меня в той же позе: на коленях, на полу, бормочущей молитву.

Но, не считая позы, все остальное три года назад было совсем не похоже на день сегодняшний. Тогда я была не в Риме, а в ванной на втором этаже большого дома в пригороде Нью-Йорка. Этот дом мы с мужем купили совсем недавно. Холодный ноябрь, три часа ночи. Муж спит в нашей кровати. А я прячусь в ванной, пожалуй, уже сорок седьмую ночь подряд и, как и все предыдущие ночи, плачу. Плачу так горько, что наплакала уже лужу слез, которая разлилась передо мной на кафельной плитке резервуаром душевных радиоактивных отходов, — тут и стыд, и страх, и растерянность, и печаль.

Не хочу больше быть замужем.

Не хочу больше быть замужем.

Мне очень не хотелось верить в это, но правда засела глубоко внутри и не давала мне покоя.

Не хочу больше быть замужем. Не хочу жить в этом доме. Не хочу иметь детей.

Но как это — не хочу детей?! Я же должна их хотеть! Мне тридцать один год. Мы с мужем вместе восемь лет, женаты шесть, и вся наша жизнь построена на уверенности, что после тридцати — самое время остепениться — я наконец успокоюсь и рожу ребеночка. Нам обоим казалось, что к тому времени я устану от постоянных разъездов и с радостью поселюсь в большом доме, полном хлопот, детишек и сшитых собственноручно лоскутных одеял. На заднем дворе будет сад, а на плите — уютно побулькивающая кастрюлька с домашним рагу. (Кстати, это весьма точное описание моей матери, что еще раз доказывает, как трудно было мне отделить себя от этой властной женщины, в чьем доме я выросла.) Но мне все это было не нужно. Я осознала это с ужасом. Мне исполнилось двадцать восемь, двадцать девять, и вот уже неизбежная цифра тридцать замаячила на горизонте, как смертный приговор. Тогда я и поняла, что не хочу заводить ребенка. Я все ждала, когда это желание появится, а оно все не приходило и не приходило. А ведь мне прекрасно известно, что значит желать чего-то. И ничего подобного я не чувствовала. Мало того, мне все время вспоминалось, что сказала сестра, когда кормила грудью своего первенца: «Родить ребенка — это как сделать наколку на лбу. Чтобы решиться на такое, надо точно знать, что тебе этого хочется».

Но разве можно теперь дать задний ход? Ведь у нас все идет по плану. Ребенок запланирован на этот год. По правде говоря, мы уже несколько месяцев упорно пытаемся зачать. Но ничего не происходит (разве что — в порядке издевательской насмешки над беременными? — у меня началась психосоматическая утренняя тошнота: каждое утро дарю туалету свой завтрак). А каждый месяц, когда приходят месячные, я украдкой шепчу в ванной: «Спасибо, Господи, спасибо, спасибо за то, что еще хотя бы месяц у меня будет моя жизнь…»

Я пыталась убедить себя в том, что со мной все в порядке. Все женщины наверняка чувствуют то же самое, когда пытаются забеременеть. (Это чувство я характеризовала как «противоречивое», хотя вернее было бы сказать «чувство всепоглощающего ужаса и паники».) Так я и уговаривала себя, что со мной все нормально, хотя все свидетельствовало об обратном. Взять хотя бы одну знакомую, которую я встретила на прошлой неделе. Она только что узнала, что беременна, — после двух лет лечения от бесплодия, которое обошлось ей в кругленькую сумму. Она была в экстазе. По ее словам, она всегда мечтала стать матерью. Годами тайком покупала одежду для новорожденных и прятала ее под кроватью, чтобы муж не нашел. Ее лицо так и лучилось от счастья, и я вдруг поняла, что это чувство мне знакомо. Именно так я чувствовала себя прошлой весной, в тот день, когда узнала, что журнал, где я работаю, посылает меня в Новую Зеландию с заданием написать статью о поисках гигантского кальмара. И я решила: «Когда мысль о ребенке вызовет у меня такой же восторг, как предвкушение встречи с гигантским кальмаром, тогда и заведу детей».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×