Stylepostel.ru

Женский журнал
48 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Откуда одежда в фамилии

О магазине фамилия

Есть такой интересный магазин одежды похожий на сток известных брендов или секондхенд ?! Кому как видней. Поделитесь опытом походов туда? Чем интересен или наоборот не очень? Стоит ли там усердно что то искать и стоит ли это потраченного времени ?!

норм магазин. хожу туда периодически. иногда вижу приличные вещи. купила там 2 пуховика по 4 тыс. главное, когда вещь покупаете, смотрите чтобы не было дырок итд.

Нет не ходили и не пойдём, есть много хороших магазинов с нормальными ценами!

Нет не ходили и не пойдём, есть много хороших магазинов с нормальными ценами!

. А что не так там с ценами?

Для версии Форума Woman.ru на компьютерах появились новые возможности и оформление.
Расскажите, какие впечатления от изменений?

Реальный секонд,там воняет и куча тряпья,никогда там ничего не покупаю

. А что не так там с ценами?

Дело не в цене, просто такие магазины не любим.

У меня сестра там себе на выпускной платье купила. Не знаю, врет или нет, но говорит одногруппницы оценили. Я себе там года три назад шарф зимний вязаный купила за 159 рублей купила. До сих пор ношу и все с ним впорядке. Нужно просто искать и найдется что-нибудь стоящее. А вонь там, да, отменная. Но сейчас, говорят, стало лучше, вроде меняется магазин ( я лично давно там не была).

Периодически захожу, каждый раз думаю — ну вот сейчас я найду что-то приличное и недорогое. Ну и фигушки, ни разу ничего не купила, все мятое, то грязное, то с зацепками, и правда воняет, хуже сэконда, потому что с претензией на нормальный магазин.

Был инцидент в этом магазине!раньше брала там мелочи всякие,но купила кожаную куртку(с которой в итоге посыпалась цепочка)
Пришла померить халаты,и когда выходила я запищала на выходе,ни чего не брала там!
Была в обтягивающем платье и той коженке
Я объясняю охраннику что это сумка,говорю мол давайте я сумку пронесу без себя,в ответ слышала мат и отказ(сумка у меня много где пищит,и там её уже пытались размагнитить)
В итоге потащил меня в подсобку ,я ему все показала вплоть до обуви,он начал заявлять что я в лифчик убрала ее(я стройная с большой грудью)
Попросилась в туалет,он после меня туалет проверял)
В итоге говорит покажите чек на куртку,кто блин его с собой носит. я кому сказала что б на форму свою сек показал
Он куда то вышел и пришёл сняв бэйдж. Хотел вызвать участкового,я им объясняю что мне то без проблем(у меня дядя участковый), он с женой-продавщицей совещался,типо за ложный вызов штраф,после этого он мне предложил снять платье и если ни чего нет то отпустит меня так
Тут уж я не удержалась и сказала что если на то пошло то я щас плову колготки с платьем и ударюсь во что то и скажу что ты меня хотел изнасиловать в туалете
После чего он вышел с женой мин на 20
Я встала и решила уйти,т.к.сижеть там я не собираюсь!а они дверь на ключи зпкрыли и услышали что я ломлюсь и зашли(а я к тому времини дяде позвонила,и как раз он подъехал с отцом,
В общей сложности я провела там часа 2,написали на него заявление,съездили на досмотр т.к.они так же написали
Оба уволены охранник получил уголовное накащание за оскорбление и за его не пристойные предложения
Вот так прошёл мой поход в этот магазин
Не советую,вос живьём сожрут если запишите и слушать ни чего не будут

Правда ли, что в магазинах «Фамилия» продаются настоящие брендовые вещи?

Был в фамилии один раз. Да, это правда. Нет, это не подделки. Дело вот в чем: фамилия — аутлет. Брендовые вещи, что там есть — вещи из старых коллекций брендов, которые не были реализованы. Поэтому их со склада сливают по низкой стоимости. И поэтому они так дёшево стоят.

Да не так уж и дешево за те вещи которые они предлагают, безвкусные в основном, могут быть все в дырках, а цена упадет лишь процентов на 30-40. За те вещи очень дорого

Это правда. Можно часто наткнуться на кучу дрявого шлака. Но если понимать куда ищешь заранее, посвятить этому делу несколько часов и быть готовым затаскивать в раздевалку полные телеги одежды, как делал я, то успех неизбежен!

Иван, но все равно, если поискать можно охватить что -то отличное по небольшой цене

Может ты не знаешь, фамилия скупает нереализованный товар ( то есть за 2 распрострадажи не купили его) цена первоначальная — последняя 3000 — 450. Если вещь не купили за 450 рублей то с ней что-то не так, и все отправляется в центральный склад. Куда приезжать позже человек из фамилии, которому продают одежду не по штучно, а в килограммах. В плане брюки которые стоили 450 стоят 20-30 рублей.иа фамилия продает их за 2000, и пишет мол «33% скидка. В других магазинах 3000» а важно то что этой вещи больше года, ее мерили миллион раз, где-то растянуто, где-то порвано, и ты согласен купить такую вещь. Лучше ходи по распродаж и черным пятницам, дешевле купишь, и вещи более живые. Я сам в магазине одежды работаю

Ilnur, компания Фамилия не покупает товары «на вес», а всегда байкерами делается отборка ассортимента. С вашей стороны некорректно присваивать компании те процессы, которых в ней нет)

Байкерами?! Теперь понимаю откуда в фамилии берутся вещи «кровь из глаз»))))

Байерами) не стоит придираться к словам)

А что именно за вещи вы имеете ввиду? Интересно было бы взглянуть.

так вот именно, в том и суть Фамилии — чтобы отхватить жемчужину среди навоза, которого там завались..но за жемчугом надо нырять. Мне нравится иногда там «поохотиться»

ИВАН СЫЧЕВ, как-то в Фамилии видел курточку из прошлогодней коллекции Хендерсона за 1/5 от ее начальной стоимости (3,5к против 15к)

Нет там брендовой одежды вообще и никогда не было.

Есть. Среди 100 китайского хлама, 2-3 бренда проскочит. Если продавцы не заберут. Я там брал боско, зару, вестланд

Я бы скорее сказал турецкого хлама

нету там оригиналов например джинсы у всех рост 34 независимо от пояса, фирменном магазине можно рост подобрать,а в этой фамилии все одной длинны.

Бывало время покупал там обувь Puma, Patrol, Camelot, Cat(erpillar), Adidas. Но это было лет 5-10 лет назад. За оригинальность свечку не держал, но качество достойное было. С каждым годом все труднее найти там что-либо стОящее. Кеды Camelot, купленные там, прослужили лет 5.

ps/Когда-то, когда ты, дорогой читатель, был совсем юн, Camelot была норм фирмой и выпускала не нынешний форшмак, а весьма достойные и качественные вещи.

Ребята, вчера купила отличную куртку за 3799 вместо 27000, бренд погуглила, проверила — всё то. Состояние, качество пошива — идеальное. Да, скорее всего, что ей уже несколько лет, но фасончик-то актуальный)) Да найдёт тот, кто умеет искать! (я померила около 30-ти вещей, купила 3, шлака много, конечно, надо очень внимательно всё проверять)

Говорю, как человек, который ранее являлся сотрудником склада этого магазина в Москве. На самом деле там редко появляются брендовые вещи. Приходит товар, который очень пыльный, по открытию короба от одежды воняет действительно затхлостью и какой-то химией. Перед отправкой в магазин, цены перебиваются либо с маленьких на большие, либо наоборот. (Т.е ранее 300 рублей, а теперь 2200, либо 3400, а потом 298). Вещи проходят без какой-либо марки и зачастую с японскими символами на этикетке, которая перебивается на бренд Фамилии. В оснавном, вещи идут, по своему состоянию и внешнему виду похуже, чем в самом дешевом секонде, а цена ставится нереальная.

Так что, покопавшись больше часа в магазине, можно найти какой-либо бренд (обычно это куртки, кроссовки или обувь и перчатки). Остальное действительно не стоит тех денег, что ставят на складе.

Компания, которая увела россиян с барахолок: как сеть Familia пережила кризисы и стала стоить под $1 млрд

Танцовщицы в бразильских нарядах с перьями на голове, клоуны в цветастых париках на ходулях и оркестры барабанщиц — все это не элементы очередного пышного зарубежного карнавала, а привычный антураж церемонии открытия почти каждого магазина российской дисконт-сети Familia.

О высокой лояльности покупателей к ретейлеру, который по состоянию на начало декабря 2019-го открыл по всей стране около 300 точек продаж и вышел на годовой оборот в 23 млрд рублей, можно судить по ажиотажу вокруг запуска новых магазинов. Например, в октябре прошлого года возбужденная толпа буквально штурмом взяла первую Familia в Йошкар-Оле сразу же после того, как охрана распахнула двери магазина. В итоге за два дня работы точку посетили почти 14 000 человек — 8% трудоспособного населения Йошкар-Олы.

Читать еще:  Одежда на выписку для мамы

«Поход в магазин — это не просто шопинг, это поиск сокровищ», — объясняет столь высокий интерес покупателей в регионах гендиректор Familia Константин Надеждин. Все вещи в каждом магазине представлены в одном-двух экземплярах, и, если не приобрести товар «прямо сейчас», с ним уйдет кто-то другой, рассказывает он о концепции.

В конце ноября любовь россиян к Familia по достоинству оценили американские инвесторы: компания The TJX Companies заплатила за 25% сети $225 млн. Familia таким образом первой из крупных российских ретейлеров растопила лед санкционной войны с США — сделок подобного масштаба на отечественном рынке не случалось с 2014 года, когда между Москвой и Вашингтоном началась новая «холодная война».

Forbes изучил историю превращения Familia в ведущего игрока российского рынка в сегменте off-price, обсудил с менеджерами компании, инвесторами и аналитиками причины интереса The TJX Companies к сети, а также узнал, почему основатели ретейлера передумали уходить из бизнеса.

Конкурент «диким» рынкам

Одну из крупнейших в стране экономсетей непродовольственных товаров построили предприниматели из Твери Дмитрий Луковников и Герман Ошкордин, рассказали Forbes несколько знакомых с бизнесменами участников рынка. Оба всегда сторонились публичности (получить их комментарии для этого материала Forbes также не удалось), из-за чего в СМИ даже возникала путаница с именами основателей: журнал «Секрет фирмы» в 2007 году со ссылкой на данные базы СПАРК называл создателями бизнеса Галину Мельникову и Павла Костромина. «Это ошибка, которая давно гуляет в медиа. Те люди имели опосредованное отношение к компании», — рассказал Forbes знакомый Луковникова и Ошкордина. Из профиля Ошкордина на сайте LinkedIn следует, что с 2000-го по 2013 год он работал директором Familia по стратегии, а с 2013-го занимает место в совете директоров компании.

В 1990-е предприниматели начинали с торговли в Твери, а позже перебрались в столицу, где в начале 2000-х открыли первые несколько магазинов одежды и аксессуаров «Фамилия». Точки работали в формате супермаркета — с аскетичным интерьером торгового зала и самообслуживанием. Магазины средней площадью около 1000 кв. м располагались в оживленных районах Москвы — рядом с Павелецким и Белорусским вокзалами, у метро «Семеновская», в спорткомплексе «Олимпийский».

«Это как заново влюбиться в старую жену. Они гордятся этой сделкой»

В первые годы бизнес парадоксально развивался благодаря дефолту 1998 года. Покупательная способность россиян тогда упала в разы, из-за чего многие продавцы не могли сбыть товар даже с огромной скидкой в 50-70%. Объем товарных остатков у многих сетей превышал 40% ассортимента при норме 10-20%. Чтобы не уйти с рынка, приходилось продавать товар даже через вещевые ярмарки, вспоминала в интервью «Секрету фирмы» бренд-менеджер компании Sprandi Ирина Герасимова. Дисконтный центр, соответствующий формату «цивилизованного» магазина — с условиями для примерки одежды, выдачей чека и другими услугами, — в те годы казался настоящим спасением.

Именно с таким форматом и пришла на помощь продавцам «Фамилия». Компания выкупала по ценам распродаж неликвидный, сезонный или вышедший из моды товар и даже конфискат (одежду, обувь, галантерею, хозтовары и многое другое). «Мы гарантируем интенсивный сбыт практически любых «проблемных» товаров и возврат ваших «замороженных средств», — гласило обещание на сайте «Фамилии» того времени.

Благодаря низким ценам и активному маркетингу сеть быстро раскрутилась. К 2002-му владельцы «Фамилии» наладили регулярные поставки товаров от известных российских и зарубежных брендов — Esprit, Mexx, Wrangler, Triumph, Sela, «Твое», Ralf Ringer и других. Мужской костюм здесь можно было найти по цене от 999 рублей, а целевой аудиторией стали «люди со средним достатком, а также студенты и пенсионеры», отмечалось на сайте ретейлера. У входа в магазины люди отстаивали 50-метровые очереди, цитировал «Секрет фирмы» бывшего директора по маркетингу «Фамилии» Елену Москалеву. Тот период менеджер называла «золотым веком» сети.

К февралю 2005-го «Фамилия» открыла десятый универмаг в Москве, а ее общая торговая площадь превысила 14 000 кв. м. Компания все активнее привлекала иностранных партнеров — на сайте даже появилось англоязычное предложение о сотрудничестве, — а также продвигала инновационные для рынка технологии, например, оплату покупок банковскими картами. Спустя год сеть вышла в Санкт-Петербург и Рязань. В предкризисном 2006-м оборот российского рынка одежды, по оценкам аналитиков «Экспресс-обзор», превышал $31 млрд и продолжал расти на 25-30% в год. В сегменте стоковых магазинов с «Фамилией» конкурировали и так же бурно росли «Сток-центр», Oggi, в более премиальной части — «Остатки сладки» (бренды Bosco Михаила Куснировича) и «Модная мозаика».

Но сеть Луковникова и Ошкордина развивалась интенсивнее других игроков. К 2008 году число «Фамилий» выросло до 35 магазинов в Москве и регионах, а выручка головной «Максима Групп», по данным СПАРК, перевалила за 500 млн рублей. Компания планировала открыть еще около 40 точек в ближайшие два года. Кризис 2008-го скорректировал эти планы, но пережить турбулентный период вновь помогла концепция брендовых вещей по доступным ценам.

«Фамилия» даже укрепила позиции в Петербурге и вышла на Урал (в Екатеринбург и Челябинск). Фокус на региональной экспансии был не случаен: сеть постепенно отбивала клиентов у вещевых рынков и других форм «дикой» торговли», которые контролировали до 80% рынка одежды вне столицы.

По итогам 2011 года сеть разрослась до 63 универмагов, а ее выручка увеличилась до 1,5 млрд рублей.

Западный прицел

Отметку в 100 магазинов «Фамилия» взяла к 2014 году. Ретейлер запустил восемь собственных торговых марок, на которые приходилось до 10% продаж, и начал привлекать к маркетинговым кампаниям знаменитостей (например, компанию рекламировал солист рок-группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев).

Формат оставался неизменным — продажа стоков российских и иностранных брендов, к которой все прочнее прикреплялся англоязычный термин off-price. «Модель, по которой мы работаем, нас вполне устраивает», — цитировал портал Retailer.ru тогдашнего гендиректора сети Владимира Мосина. По итогам 2013-го оборот приблизился к 7 млрд рублей — «Фамилия» укреплялась в статусе одного из лидеров бюджетного ценового сегмента. Головной компанией сети стала зарегистрированная в Люксембурге Familia Trading S.a.r.l.

«Поход в магазин — это не просто шопинг, это поиск сокровищ»

Мосин отмечал, что «бизнес [дисконт-центров] процветает в США и Европе, где рост капитализации off-price-компаний зачастую выше, чем у самых успешных классических fashion-игроков». В доказательство менеджер приводил стратегию испанского конгломерата Inditex — владелец марок Zara и Pull&Bear, чтобы не нести репутационных рисков из-за продаж остатков прежних коллекций в «обычных» магазинах, запустил отдельную сеть Lefties, которая со временем также стала полноценным брендом.

Осенью 2014 года «Фамилия» провела ребрендинг, сменив вывеску на англоязычную Familia. В 2015-м компания стала членом Американской торговой палаты в России и начала поиск покупателя на пакет от 51% до 100%. Настрой у владельцев Familia тогда был не очень оптимистичный, вспоминает знакомый предпринимателей. Хотя рублевая выручка росла (до 8,5 млрд рублей в 2015-м), в долларах оборот на фоне нового кризиса и девальвации рубля снизился. «Валютный скачок, санкции и рецессия в 2015-м — казалось, что это конец. Кроме того, оба владельца хотели постоянно жить за рубежом», — рассказывает собеседник Forbes.

Советником Familia по поиску покупателей выступила инвестиционная группа «Спутник», а в числе потенциальных инвесторов назывался Дмитрий Костыгин — совладелец «Рядов», «Юлмарта», «Рив Гош» и других компаний. Переговоры шли с участием одного из основателей Familia, вспомнил Костыгин в интервью Forbes, не уточнив имени контрагента. По его словам, «продавец устал от бизнеса, который уже достиг на тот момент высоких позиций на рынке одежного ретейла». Оценочная стоимость 100% бизнеса Familia на момент переговоров приравнивалась к одной годовой выручке компании — с учетом нового курса доллара около $100 млн, говорит предприниматель. Однако он так и не сошелся по условиям с основателями Familia.

Спустя год, в декабре 2016-го, Familia объявила о продаже доли в 49,5% инвестиционному фонду Baring Vostok и банку Goldman Sachs. Сумму сделки стороны тогда не раскрыли. «Владельцы были настроены на полный выход из проекта, но мы уверяли их, что у бизнеса большой потенциал и роль основателей, которые более двадцати лет работают в индустрии, крайне важна для дальнейшего развития проекта», — признается источник, участвовавший в переговорах. Акционеров у Familia стало стало четыре, пакеты распределились примерно поровну. Компании Lavos S.a.r.l Луковникова и Paragem Assets S.a.r.l Ошкордина оставили у себя 30,3% и 20,2% соответственно.

С момента сделки ретейлер ускорился в развитии, говорит гендиректор исследовательской компании «Infoline-Аналитика» Михаил Бурмистров: «Несмотря на стагнацию продаж одежды и усиление конкуренции со стороны онлайн-гипермаркетов и маркетплейсов, Familia открывает несколько десятков магазинов в год и демонстрирует положительную динамику сопоставимых продаж».

Читать еще:  Мода 2019 для девушек

В 2016-м средний чек в сети прибавил 20%, а выручка с одного квадратного метра — 10%. «Индикатором масштаба Familia стало отношение на международном рынке, — говорил РБК гендиректор Familia Константин Надеждин. — Мы начали конкурировать за товар известных марок с ведущими мировыми операторами off-price формата, что вызвало сначала удивление, а потом и уважение». К концу 2017 года сеть насчитывала 180 универмагов с выручкой почти 18 млрд рублей.

Влюбиться в старую жену

С представителями американской компании The TJX Companies менеджмент Familia познакомился в начале 2019 года, тогда же договорились о рабочей встрече для обмена опытом, рассказывает заместитель гендиректора Familia Светлана Можаева. TJX — один из крупнейших в США игроков в сегменте одежного ретейла, владелец брендов TJ Maxx и Marshalls в США и TK Maxx в Европе. С выручкой около $39 млрд по итогам 2018-го (+9% к предыдущему году) и сетью из 4300 магазинов по всему мира компания даже входит в список Fortune 500.

«Это не была попытка продажи. Тем более TJX не самый активный игрок на рынке слияний и поглощений: за тридцать лет существования он совершил не так много сделок», — вспоминает Можаева первую встречу. Однако постепенно интерес американцев к российской компании рос и вылился в ноябрьскую сделку. Свои доли в ее рамках сократили все существующие акционеры. Точные пропорции нового распределения долей руководство Familia не раскрывает. По словам источника, знакомого с ходом переговоров, доли проданы непропорционально: фонды продали чуть больше акций, чем основатели.

«Familia получила фантастически высокую оценку. Американцы заплатили за эффективную бизнес-модель»

TJX оценил квалификацию команды и лучшие практики международного off-price-формата, реализованные российскими коллегами, считает партнер Baring Vostok Екатерина Лукьянова. При этом у сетей TJ Maxx и Familia разные форматы, подчеркивает представитель акционера Familia: западный ретейлер в основном открывает отдельно стоящие магазины-коробки по 3000-5000 кв. м и работает на рынках с устойчивой экономикой (США, Канада, Австралия, страны Европы), а российский — открывает универмаги на 1000-1200 кв. м в торговых центрах и растет большими темпами на развивающемся местном рынке.

Гендиректор Familia Константин Надеждин рассказывает, что TJX проводил процедуру due diligence в несколько этапов. Американские коллеги изучали, как работает Familia в разных городах, причем не только в миллионниках, но и небольших населенных пунктах. «Бизнес-процессы в off-price-сегменте отличаются от регулярного ретейла. Мы работаем на высоких скоростях, поэтому важна грамотная закупка и распределение, быстрая продажа товара», — объясняет глава Familia. По его словам, ключевой показатель такого бизнеса — оборачиваемость — в Familia составляет порядка 60-70 дней. Средний чек — 1200-1600 рублей, трафик универмага в выходной день — 3000-4000 человек, иногда выше, перечисляет Надеждин. Конверсию и торговую наценку компании он не раскрывает. По оценке Бурмистрова из «Infoline-Аналитики», наценка превышает 100%, а рентабельность Familia по чистой прибыли составляет около 12%.

Сумма сделки с TJX — $225 млн — оказалась неожиданно высокой, признают участники рынка. «Familia получила фантастически высокую оценку (вся компания оценена в $900 млн. — Forbes) — более чем в 14 показателей EBITDA. Американцы заплатили за эффективную бизнес-модель и потенциал масштабирования сети», — говорит Бурмистров. На оценку повлияло видение стратегического инвестора: благодаря многолетнему опыту работы в сегменте американская компания представляет, как развивать off-price-бизнес в России с помощью Familia, добавляет Михаил Уржумцев, гендиректор Melon Fashion Group (befree, Love Republic и Zarina).

Желание продать 100% Familia у основателей пропало, теперь взгляд Луковникова и Ошкордина на свое детище изменился, утверждает знакомый с ходом переговоров с TJX источник. «Высокая профессиональная оценка от легендарного западного игрока заставила их снова влюбиться в проект. Это как заново влюбиться в старую жену. Они гордятся этой сделкой», — заключает собеседник Forbes.

Компания, которая увела россиян с барахолок: как сеть Familia пережила кризисы и стала стоить под $1 млрд

Танцовщицы в бразильских нарядах с перьями на голове, клоуны в цветастых париках на ходулях и оркестры барабанщиц — все это не элементы очередного пышного зарубежного карнавала, а привычный антураж церемонии открытия почти каждого магазина российской дисконт-сети Familia.

О высокой лояльности покупателей к ретейлеру, который по состоянию на начало декабря 2019-го открыл по всей стране около 300 точек продаж и вышел на годовой оборот в 23 млрд рублей, можно судить по ажиотажу вокруг запуска новых магазинов. Например, в октябре прошлого года возбужденная толпа буквально штурмом взяла первую Familia в Йошкар-Оле сразу же после того, как охрана распахнула двери магазина. В итоге за два дня работы точку посетили почти 14 000 человек — 8% трудоспособного населения Йошкар-Олы.

«Поход в магазин — это не просто шопинг, это поиск сокровищ», — объясняет столь высокий интерес покупателей в регионах гендиректор Familia Константин Надеждин. Все вещи в каждом магазине представлены в одном-двух экземплярах, и, если не приобрести товар «прямо сейчас», с ним уйдет кто-то другой, рассказывает он о концепции.

В конце ноября любовь россиян к Familia по достоинству оценили американские инвесторы: компания The TJX Companies заплатила за 25% сети $225 млн. Familia таким образом первой из крупных российских ретейлеров растопила лед санкционной войны с США — сделок подобного масштаба на отечественном рынке не случалось с 2014 года, когда между Москвой и Вашингтоном началась новая «холодная война».

Forbes изучил историю превращения Familia в ведущего игрока российского рынка в сегменте off-price, обсудил с менеджерами компании, инвесторами и аналитиками причины интереса The TJX Companies к сети, а также узнал, почему основатели ретейлера передумали уходить из бизнеса.

Конкурент «диким» рынкам

Одну из крупнейших в стране экономсетей непродовольственных товаров построили предприниматели из Твери Дмитрий Луковников и Герман Ошкордин, рассказали Forbes несколько знакомых с бизнесменами участников рынка. Оба всегда сторонились публичности (получить их комментарии для этого материала Forbes также не удалось), из-за чего в СМИ даже возникала путаница с именами основателей: журнал «Секрет фирмы» в 2007 году со ссылкой на данные базы СПАРК называл создателями бизнеса Галину Мельникову и Павла Костромина. «Это ошибка, которая давно гуляет в медиа. Те люди имели опосредованное отношение к компании», — рассказал Forbes знакомый Луковникова и Ошкордина. Из профиля Ошкордина на сайте LinkedIn следует, что с 2000-го по 2013 год он работал директором Familia по стратегии, а с 2013-го занимает место в совете директоров компании.

В 1990-е предприниматели начинали с торговли в Твери, а позже перебрались в столицу, где в начале 2000-х открыли первые несколько магазинов одежды и аксессуаров «Фамилия». Точки работали в формате супермаркета — с аскетичным интерьером торгового зала и самообслуживанием. Магазины средней площадью около 1000 кв. м располагались в оживленных районах Москвы — рядом с Павелецким и Белорусским вокзалами, у метро «Семеновская», в спорткомплексе «Олимпийский».

«Это как заново влюбиться в старую жену. Они гордятся этой сделкой»

В первые годы бизнес парадоксально развивался благодаря дефолту 1998 года. Покупательная способность россиян тогда упала в разы, из-за чего многие продавцы не могли сбыть товар даже с огромной скидкой в 50-70%. Объем товарных остатков у многих сетей превышал 40% ассортимента при норме 10-20%. Чтобы не уйти с рынка, приходилось продавать товар даже через вещевые ярмарки, вспоминала в интервью «Секрету фирмы» бренд-менеджер компании Sprandi Ирина Герасимова. Дисконтный центр, соответствующий формату «цивилизованного» магазина — с условиями для примерки одежды, выдачей чека и другими услугами, — в те годы казался настоящим спасением.

Именно с таким форматом и пришла на помощь продавцам «Фамилия». Компания выкупала по ценам распродаж неликвидный, сезонный или вышедший из моды товар и даже конфискат (одежду, обувь, галантерею, хозтовары и многое другое). «Мы гарантируем интенсивный сбыт практически любых «проблемных» товаров и возврат ваших «замороженных средств», — гласило обещание на сайте «Фамилии» того времени.

Благодаря низким ценам и активному маркетингу сеть быстро раскрутилась. К 2002-му владельцы «Фамилии» наладили регулярные поставки товаров от известных российских и зарубежных брендов — Esprit, Mexx, Wrangler, Triumph, Sela, «Твое», Ralf Ringer и других. Мужской костюм здесь можно было найти по цене от 999 рублей, а целевой аудиторией стали «люди со средним достатком, а также студенты и пенсионеры», отмечалось на сайте ретейлера. У входа в магазины люди отстаивали 50-метровые очереди, цитировал «Секрет фирмы» бывшего директора по маркетингу «Фамилии» Елену Москалеву. Тот период менеджер называла «золотым веком» сети.

Читать еще:  Одежда из натуральных тканей

К февралю 2005-го «Фамилия» открыла десятый универмаг в Москве, а ее общая торговая площадь превысила 14 000 кв. м. Компания все активнее привлекала иностранных партнеров — на сайте даже появилось англоязычное предложение о сотрудничестве, — а также продвигала инновационные для рынка технологии, например, оплату покупок банковскими картами. Спустя год сеть вышла в Санкт-Петербург и Рязань. В предкризисном 2006-м оборот российского рынка одежды, по оценкам аналитиков «Экспресс-обзор», превышал $31 млрд и продолжал расти на 25-30% в год. В сегменте стоковых магазинов с «Фамилией» конкурировали и так же бурно росли «Сток-центр», Oggi, в более премиальной части — «Остатки сладки» (бренды Bosco Михаила Куснировича) и «Модная мозаика».

Но сеть Луковникова и Ошкордина развивалась интенсивнее других игроков. К 2008 году число «Фамилий» выросло до 35 магазинов в Москве и регионах, а выручка головной «Максима Групп», по данным СПАРК, перевалила за 500 млн рублей. Компания планировала открыть еще около 40 точек в ближайшие два года. Кризис 2008-го скорректировал эти планы, но пережить турбулентный период вновь помогла концепция брендовых вещей по доступным ценам.

«Фамилия» даже укрепила позиции в Петербурге и вышла на Урал (в Екатеринбург и Челябинск). Фокус на региональной экспансии был не случаен: сеть постепенно отбивала клиентов у вещевых рынков и других форм «дикой» торговли», которые контролировали до 80% рынка одежды вне столицы.

По итогам 2011 года сеть разрослась до 63 универмагов, а ее выручка увеличилась до 1,5 млрд рублей.

Западный прицел

Отметку в 100 магазинов «Фамилия» взяла к 2014 году. Ретейлер запустил восемь собственных торговых марок, на которые приходилось до 10% продаж, и начал привлекать к маркетинговым кампаниям знаменитостей (например, компанию рекламировал солист рок-группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев).

Формат оставался неизменным — продажа стоков российских и иностранных брендов, к которой все прочнее прикреплялся англоязычный термин off-price. «Модель, по которой мы работаем, нас вполне устраивает», — цитировал портал Retailer.ru тогдашнего гендиректора сети Владимира Мосина. По итогам 2013-го оборот приблизился к 7 млрд рублей — «Фамилия» укреплялась в статусе одного из лидеров бюджетного ценового сегмента. Головной компанией сети стала зарегистрированная в Люксембурге Familia Trading S.a.r.l.

«Поход в магазин — это не просто шопинг, это поиск сокровищ»

Мосин отмечал, что «бизнес [дисконт-центров] процветает в США и Европе, где рост капитализации off-price-компаний зачастую выше, чем у самых успешных классических fashion-игроков». В доказательство менеджер приводил стратегию испанского конгломерата Inditex — владелец марок Zara и Pull&Bear, чтобы не нести репутационных рисков из-за продаж остатков прежних коллекций в «обычных» магазинах, запустил отдельную сеть Lefties, которая со временем также стала полноценным брендом.

Осенью 2014 года «Фамилия» провела ребрендинг, сменив вывеску на англоязычную Familia. В 2015-м компания стала членом Американской торговой палаты в России и начала поиск покупателя на пакет от 51% до 100%. Настрой у владельцев Familia тогда был не очень оптимистичный, вспоминает знакомый предпринимателей. Хотя рублевая выручка росла (до 8,5 млрд рублей в 2015-м), в долларах оборот на фоне нового кризиса и девальвации рубля снизился. «Валютный скачок, санкции и рецессия в 2015-м — казалось, что это конец. Кроме того, оба владельца хотели постоянно жить за рубежом», — рассказывает собеседник Forbes.

Советником Familia по поиску покупателей выступила инвестиционная группа «Спутник», а в числе потенциальных инвесторов назывался Дмитрий Костыгин — совладелец «Рядов», «Юлмарта», «Рив Гош» и других компаний. Переговоры шли с участием одного из основателей Familia, вспомнил Костыгин в интервью Forbes, не уточнив имени контрагента. По его словам, «продавец устал от бизнеса, который уже достиг на тот момент высоких позиций на рынке одежного ретейла». Оценочная стоимость 100% бизнеса Familia на момент переговоров приравнивалась к одной годовой выручке компании — с учетом нового курса доллара около $100 млн, говорит предприниматель. Однако он так и не сошелся по условиям с основателями Familia.

Спустя год, в декабре 2016-го, Familia объявила о продаже доли в 49,5% инвестиционному фонду Baring Vostok и банку Goldman Sachs. Сумму сделки стороны тогда не раскрыли. «Владельцы были настроены на полный выход из проекта, но мы уверяли их, что у бизнеса большой потенциал и роль основателей, которые более двадцати лет работают в индустрии, крайне важна для дальнейшего развития проекта», — признается источник, участвовавший в переговорах. Акционеров у Familia стало стало четыре, пакеты распределились примерно поровну. Компании Lavos S.a.r.l Луковникова и Paragem Assets S.a.r.l Ошкордина оставили у себя 30,3% и 20,2% соответственно.

С момента сделки ретейлер ускорился в развитии, говорит гендиректор исследовательской компании «Infoline-Аналитика» Михаил Бурмистров: «Несмотря на стагнацию продаж одежды и усиление конкуренции со стороны онлайн-гипермаркетов и маркетплейсов, Familia открывает несколько десятков магазинов в год и демонстрирует положительную динамику сопоставимых продаж».

В 2016-м средний чек в сети прибавил 20%, а выручка с одного квадратного метра — 10%. «Индикатором масштаба Familia стало отношение на международном рынке, — говорил РБК гендиректор Familia Константин Надеждин. — Мы начали конкурировать за товар известных марок с ведущими мировыми операторами off-price формата, что вызвало сначала удивление, а потом и уважение». К концу 2017 года сеть насчитывала 180 универмагов с выручкой почти 18 млрд рублей.

Влюбиться в старую жену

С представителями американской компании The TJX Companies менеджмент Familia познакомился в начале 2019 года, тогда же договорились о рабочей встрече для обмена опытом, рассказывает заместитель гендиректора Familia Светлана Можаева. TJX — один из крупнейших в США игроков в сегменте одежного ретейла, владелец брендов TJ Maxx и Marshalls в США и TK Maxx в Европе. С выручкой около $39 млрд по итогам 2018-го (+9% к предыдущему году) и сетью из 4300 магазинов по всему мира компания даже входит в список Fortune 500.

«Это не была попытка продажи. Тем более TJX не самый активный игрок на рынке слияний и поглощений: за тридцать лет существования он совершил не так много сделок», — вспоминает Можаева первую встречу. Однако постепенно интерес американцев к российской компании рос и вылился в ноябрьскую сделку. Свои доли в ее рамках сократили все существующие акционеры. Точные пропорции нового распределения долей руководство Familia не раскрывает. По словам источника, знакомого с ходом переговоров, доли проданы непропорционально: фонды продали чуть больше акций, чем основатели.

«Familia получила фантастически высокую оценку. Американцы заплатили за эффективную бизнес-модель»

TJX оценил квалификацию команды и лучшие практики международного off-price-формата, реализованные российскими коллегами, считает партнер Baring Vostok Екатерина Лукьянова. При этом у сетей TJ Maxx и Familia разные форматы, подчеркивает представитель акционера Familia: западный ретейлер в основном открывает отдельно стоящие магазины-коробки по 3000-5000 кв. м и работает на рынках с устойчивой экономикой (США, Канада, Австралия, страны Европы), а российский — открывает универмаги на 1000-1200 кв. м в торговых центрах и растет большими темпами на развивающемся местном рынке.

Гендиректор Familia Константин Надеждин рассказывает, что TJX проводил процедуру due diligence в несколько этапов. Американские коллеги изучали, как работает Familia в разных городах, причем не только в миллионниках, но и небольших населенных пунктах. «Бизнес-процессы в off-price-сегменте отличаются от регулярного ретейла. Мы работаем на высоких скоростях, поэтому важна грамотная закупка и распределение, быстрая продажа товара», — объясняет глава Familia. По его словам, ключевой показатель такого бизнеса — оборачиваемость — в Familia составляет порядка 60-70 дней. Средний чек — 1200-1600 рублей, трафик универмага в выходной день — 3000-4000 человек, иногда выше, перечисляет Надеждин. Конверсию и торговую наценку компании он не раскрывает. По оценке Бурмистрова из «Infoline-Аналитики», наценка превышает 100%, а рентабельность Familia по чистой прибыли составляет около 12%.

Сумма сделки с TJX — $225 млн — оказалась неожиданно высокой, признают участники рынка. «Familia получила фантастически высокую оценку (вся компания оценена в $900 млн. — Forbes) — более чем в 14 показателей EBITDA. Американцы заплатили за эффективную бизнес-модель и потенциал масштабирования сети», — говорит Бурмистров. На оценку повлияло видение стратегического инвестора: благодаря многолетнему опыту работы в сегменте американская компания представляет, как развивать off-price-бизнес в России с помощью Familia, добавляет Михаил Уржумцев, гендиректор Melon Fashion Group (befree, Love Republic и Zarina).

Желание продать 100% Familia у основателей пропало, теперь взгляд Луковникова и Ошкордина на свое детище изменился, утверждает знакомый с ходом переговоров с TJX источник. «Высокая профессиональная оценка от легендарного западного игрока заставила их снова влюбиться в проект. Это как заново влюбиться в старую жену. Они гордятся этой сделкой», — заключает собеседник Forbes.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×